Из-за претензии налоговой серовский предприниматель закрыл бизнес. В суде выяснилось, что претензии были беспочвенны: «Кто за это ответит?”

Автор 17/02/2018 | Просмотров: 4564

По результатам проверки индивидуального предпринимателя из Серова налоговая служба доначислила к оплате около полутора миллионов рублей штрафов и якобы неуплаченных налогов. Счет предпринимателя был заблокирован. Фирма закрылась. Суд решил, что налоговики были неправы.

Искали коррупционную составляющую?

Согласно выписке из Единого государственного реестра юридических лиц, основным видом деятельности предпринимателя была оптовая торговля стройматериалами. Кроме того, в Серове фирма открыла 2 магазина. В магазине по улице Каляева продавали двери, а в торговой точке на перекрестке улиц Победы и Северной — сантехникой.

— У нас был семейный бизнес, оформленный на жену, которая стала индивидуальным предпринимателем. Когда Владимир Анисимов был мэром Серова, мой отец, Евгений Петрович Мельник, работал заместителем главы по вопросам строительства. Я тоже начинал со строительства, занимался фасадами. Общество с ограниченной ответственностью называлось “Новый город”. Не успел я начать работать, как с ровного места начались камеральные проверки. Раз в квартал мы сдаем отчетность и к нам приходит проверка. Через год после открытия началась выездная проверка, которая считается самой серьезной. Меня проверили, и, вероятно, не нашли того, чего искали. И задали прямой вопрос. А где, говорят, у тебя договоры с администрацией? Я ответил, что не работаю с администрацией. Хорошо, говорят, а с УКСом (Управлением капитального строительства администрации, — прим. автора)? Я ответил, что и с УКСом не работаю. Через несколько дней после того разговора мне позвонил бывший начальник УКСа Андрей Рагозин. Ему из налоговой пришла бумага, в которой попросили разъяснить отношения УКСа с ООО “Новый город”. Мы шапочно знакомы с Андреем Рагозиным. После фразы про договоры с администрацией, сказанной налоговиками, я понял, что во время проверки, видимо, искали какую-то коррупционную составляющую. После этого я решил не ставить себя во главу угла. Злые люди скажут, что отец денег наворовал, отдал мне и сейчас я на них какую-нибудь торговлю открыл, — рассказывает серовчанин Сергей Мельник.

Иллюстрация: Сергей Мельник (второй слева) с представителями свердловского отделения "Опоры России" (Евгений Артюх - первый слева).Фото предоставлено "Опорой России".

Сергей Мельник (второй слева) с представителями свердловского отделения «Опоры России» (Евгений Артюх — первый слева).Фото предоставлено «Опорой России».

В 2010 году в качестве ИП была зарегистрирована Екатерина, супруга Сергея. Он стал директором магазина.

“Капканы уже расставили

— В первых числах июня 2016 года жене позвонили из налоговой: “Екатерина Валерьевна, подойдите в такой-то кабинет”… Жена поинтересовалась, с какой целью? Ей ответили, что по телефону ответить не могут, ждут лично. Я говорю: “Не ходи”, —  вспоминает телефонный разговор, свидетелем которого он был. — Часа через два ей снова перезвонили из налоговой: “Екатерина Валерьевна, подойдите”. Это, говорят, касается вашей отчетности. Супруга начинает переспрашивать, в чем претензии, за какой период? Ей отвечают, что это — конфиденциальная информация. Этот звонок раздался при мне и я жене посоветовал, чтобы не ходила, а если налоговикам что-то нужно, то пусть присылают бумагу. Вечером в магазин “100 ванн пришла налоговый инспектор Штенникова. И вручила уведомление о проведении проверки. Я спросил, а нельзя ли было все это сделать по-нормальному? Сказали бы, что намечается налоговая проверка: “Придите и получите”… В уведомлении указывается, какие документы и за какой период мы должны предоставить. Зачем играть в испорченный телефон? В чем проблема? А инспектор ответила, что “предприниматели от нас бегают”. Мы еще никуда не побежали, а капканы уже расставили…

Сергей вспоминает, что проверка “шла тяжело” и с жалобами на действия налоговиков он был вынужден обращаться в Серовскую городскую прокуратуру и в Серовский межрайонный отдел Следственного комитета.

— В марте 2012 года у нас уволился сотрудник. А проверка была за 2013 — 2016 годы. Во время проверки наш бывший сотрудник, по моей информации, находился в Пермском крае. Его даже в Серове не было. Через супругу, которая владеет магазином, торгующим дверями, налоговая передала ему вопросы, на которые он должен был ответить. Он и ответил. Якобы — он. В печатном варианте. Чтобы, я думаю, как-то притянуть его показания, сверху ручкой была приписана фраза “Но фактически работал до марта 2013”, — говорит Сергей Мельник.

И перечисляет претензии к протоколу:

— Во-первых, он оформлен не по закону и не соответствует требованиям Налогового кодекса РФ. Во-вторых, во время проверки мы показывали налоговой заявление об увольнении, написанное бывшим работником собственноручно; приказ об увольнении, с которым этот сотрудник был ознакомлен и расписался за то, что получил на руки трудовую… Но нам еще и штрафов насчитали, что мы НДФЛ за этого работника не уплачивали. Меня это настолько взбесило, что я пошел в Следственный комитет. Где-то в архивах я нарыл архив одного из сайтов, который писал про местных предпринимателей. Там есть статья от мая 2012 года, в которой этот работник признается, что до недавнего времени работал в одном из магазинов по продаже дверей, а сейчас у него собственный бизнес.
Я, в частности, попросил следователей привлечь инспектора к уголовной ответственности — за фабрикацию фактов с использованием своего служебного положения. Был на приеме у Базуева (Александр Базуев — руководитель Серовского межрайонного следственного отдела Следственного управления Следственного комитета России по Свердловской области), все объяснил… Я понимал, что никто уголовного дела не возбудит. Но следователи могли бы мне помочь, выдернув свидетеля и его супругу (моего конкурента) на допрос и спросив: “Работали ли вы до марта 2013 года?”.
Свидетель, естественно, сказал бы: “Нет”, потому что ответственность за дачу ложных показаний в Следственном комитете — серьезная.
С копией этого протокола я бы пришел в суд и сказал, что на него нельзя ориентироваться, потому что свидетель сам говорит в СКР, что не работал в 2013 году в нашем магазине.
Я звонил в отдел — в последний раз еще перед самым судом. Но тогда так и не получил ответа: то следователь был в командировке, то отвечали, что нам отказано, но постановление еще печатают…

Из-за претензии налоговой серовский предприниматель потерял бизнес. В суде выяснилось, что претензии были беспочвенны: "Кто за это ответит?”. Фото: архив газеты "Глобус"

Из-за претензии налоговой серовский предприниматель потерял бизнес. В суде выяснилось, что претензии были беспочвенны: «Кто за это ответит?”. Фото: архив газеты «Глобус»

Арбитраж: предприниматель & налоговая

Мельник говорит, что по результатам проверки серовская налоговая выставила ИП требования о погашении задолженности в сумме около 1, 5 миллионов рублей штрафов, пени и неуплаченных налогов по Единому налогу на вмененный доход.

— Было три спорных эпизода. Сначала мы обращались в нашу налоговую. Посидели и поговорили ни о чем, потому что с нами спорил человек, который сам нас проверял. После мы подали жалобу жалобу в Екатеринбург, в вышестоящую налоговую. С нас сняли один эпизод. Признали, что он “левый”. Мы подали иск о признании решения налоговой инспекции недействительным в Арбитражный суд Свердловской области. А счет фирмы арестовали еще в августе 2016 года. Налоговики выставили нам требования, с которыми мы были не согласны, да и денег таких у нас не было…И нам арестовали счет, любая копейка, которая на него падала, должна была уходить на покрытие “долга”, само существование которого было предметом судебного разбирательства, — рассказывает Сергей.

Сергей Мельник признается, что в обларбитраже “схватка была жаркой”:

— Мы защищали себя сами. Потому что хороший юрист стоит 70 тысяч рублей за заседание. В арбитраже налоговую представлял не только тот человек, который нас проверял, но и специально обученный человек из Нижнего Тагила, который знает как работает система. Главной задачей этого специалиста в суде, по-моему, было сбить нас с толку. А когда мы начинали давить, представитель говорила фразу: “Прошу перенести заседание”. Поле третьего заседания я не выдержал и в коридоре суда спросил, зачем затягивать процесс? Понятно, что налоговики ездили на него за государственный счет. Зато мы — за свои кровные, тратили свое время. Представитель налоговой ответила гениальной, на мой взгляд, фразой: “А что, у предпринимателей денег мало?”. Суд в обларбитраже мы выигрываем, скажу так, на 50 процентов: из двух эпизодов оставили один.
Мне показалось, что, когда судья зачитывал свое решение, он посмотрел на меня и сказал, что “Вы можете обжаловать решение в апелляционном суде”. Как намек — идите туда.
Апелляционная жалоба рассматривалась в сентябре 2017 года. Мы выиграли в ноль. Честно говоря, я был немного удивлен, я думал, что у нас суды гораздо более пробюджетные.

Пиррова победа

Несмотря на победу в суде, предприниматель остался у разбитого корыта.

— Еще в 2016 году налоговики своими ошибочными действиями остановили работу фирмы, попутно оставив без работы мою супругу, меня и еще трех человек. Мы же не можем работать с арестованными счетами? Все, деятельность фирмы встала. За это время мы понесли существенные финансовые потери и были вынуждены закрыть магазин “100 ванн”. Суд же признал ИП Мельник правым. Но ИП Мельник перестало существовать — в прошлом году по решению физического лица. Налоги, которые мы платили в местный бюджет, больше в него не поступают. Люди остались без работы. НДФЛ тоже платился в местный бюджет. Кто за это понесет ответственность? — задает Сергей риторический вопрос.

“Это системная массовая проблема” Так историю предпринимателя Мельника охарактеризовали в аппарате уполномоченного по правам предпринимателей России. “Проблему Титов видит и сейчас вместе с предпринимательским сообществом, банкирами и юристами старается выработать конкретные меры по предотвращению аналогичных ситуаций. Конкретному предпринимателю рекомендуем официально обратиться в офис регионального уполномоченного или напрямую к федеральному бизнес-омбудсмену”, - сообщила пресс-служба российского бизнес-омбудсмена. Фото: pixabay.com.

“Это системная массовая проблема”. Так историю предпринимателя Мельника охарактеризовали в аппарате уполномоченного по правам предпринимателей России.
“Проблему омбудсмен видит и сейчас вместе с предпринимательским сообществом, банкирами и юристами старается выработать конкретные меры по предотвращению аналогичных ситуаций. Конкретному предпринимателю рекомендуем официально обратиться в офис регионального уполномоченного или напрямую к федеральному бизнес-омбудсмену”, — сообщила пресс-служба российского бизнес-омбудсмена. Фото: pixabay.com.

Инициатива

Сергей Мельник написал обращение на имя депутата Государственной Думы России от Серовского избирательного округа Сергея Бидонько, попросив того рассмотреть возможность внесения поправок в Налоговый кодекс РФ.

Во-первых, добавить в него статью о персональной ответственности налогового инспектора и его вышестоящего руководства. Предприниматель считает, что если из-за неправомерных или ошибочных действий инспектора налогоплательщик приостанавливает коммерческую деятельность или становится банкротом, то пусть ответственность за это должны нести “мытари”.

Сергей Мельник, во-вторых, попросил депутата внести в статью 90-ю Налогового кодекса “Участие свидетеля”. Коммерсант просит прописать, кто именно и по каким причинам может являться свидетелем при налоговой проверке, а еще ужесточить — вплоть до уголовной — ответственность свидетеля за дачу ложных показаний в отношении проверяемого налогоплательщика.

Сергей Бидонько ответил, что такая инициатива — “не мой вопрос”. Но пообещал передать предложения в профильный комитет.

Новый суд?

Историей серовского предпринимателя заинтересовались в свердловском отделении общероссийская общественной организации малого и среднего предпринимательства “Опора России”.

— Мы занимаемся механизмами юридической защиты прав предпринимателей. Вместе с Сергеем решили попробовать предъявить требования к налоговому органу, к государству. В связи с неправомерными или правомерными действиями сотрудников налоговой инспекции предпринимателю был нанесен ущерб. Фактически бизнес закрылся. Гражданский кодекс предусматривает предъявление требований государству, когда государство в лице налоговой инспекции неправомерными действиями нанесло ущерб предпринимателю, — председатель Попечительского совета областного отделения “Опоры России” Евгений Артюх говорит, что в некоторых случаях предъявлять исковые требования можно и тогда, когда ущерб нанесен правомерными действиями государственных чиновников. — Мы посмотрели судебную практику, решения Пленума Верховного суда. Там есть такого рода дела, но ответчиками являются Роспотребнадзор, Госпожнадзор. Дел, когда привлекали налоговиков, пока нет. Вероятно, будем первыми… Мы хотим пройти все инстанции. И если нам не удастся доказать правоту в российском правовом поле, попробуем пойти в Европейский суд по правам человека и организовать процесс ИП Мельник против Российской Федерации.

Спросить с исполнителей

Евгений Петрович подчеркивает, что российская Конституция предусматривает равенство форм собственности. А закон — возможность возмещения ущерба.

— Сейчас государство фактически взяло курс на усиление налогового администрирования и налоговой ответственности. Принят ряд законов, на основании которых к ответственности по долгам малого предприятия могут привлечь директора и учредителя предприятия. Или лиц, его контролирующих. Если государство решит, что неправомерными действиями этих лиц предприятие понесло убытки и не может заплатить налоги или рассчитаться по долгам, то контролирующих организацию лиц могут привлечь к субсидиарной ответственности. Ограниченная ответственность, а это понятие закреплено в законе, фактически ликвидируется. Мы считаем, что такую политику государства нужно уравновешивать повышением ответственности представителей государства, которые действуют неправомерно или которые действуют правомерно, но все равно разоряют бизнес, — говорит Артюх.

Он отмечает, что попытавшись взыскать с государства ущерб, понесенный ИП Мельник, представители областного отделения “Опоры” хотят, чтобы государство само запустило регрессный процесс взыскания с конкретных налоговиков и пожарных.

— С кого пострадавший предприниматель получит деньги сейчас? Правильно, заплатят из бюджета — заплатим мы, налогоплательщики. Мы считаем, что должен ставиться вопрос о персональной личной ответственности, — говорит Евгений Артюх.

Кстати

В Управлении ФНС по Свердловской области нашим коллегам из Ura.ru и “Делового квартала” подтвердили, что налоговая проверка 2016 г. действительно была оспорена в суде:

“Межрайонной ИФНС России № 26 по Свердловской области в 2016 году проведена выездная налоговая проверка соблюдения налогового законодательства ИП „Мельник Екатерина Валерьевна“ за период 2013, 2014, 2015 годы и 1 квартал 2016 года, в результате которой было установлено нарушение налогового законодательства. Индивидуальный предприниматель, не согласившись с решением налогового органа, обратился в суд с исковым заявлением. По итогам рассмотрения материалов дела, которое проходило в течение полугода, cуд удовлетворил исковые требования индивидуального предпринимателя”.

P.S.: К теме вернемся.




Поделись новостью в социальных сетях




Заметили ошибку в тексте?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
http://old.serovglobus.ru

Новости Серова в вашем почтовом ящике. Еженедельно.

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными материалами www.serovglobus.ru.

Никакого спама. Все только по делу. Обещаем.

Нажимая на кнопку "Подписаться", вы подтверждаете, что даете согласие на обработку персональных данных.