Зона адвоката: 2 часть

Автор 07/04/2014 | Просмотров: 143

В этот раз мы продолжим экскурсию по стране «Правосудие и справедливость». Для читателей хочу пояснить, что цель моя – начать дискуссию о пенитенциарной системе, поделиться собственным жизненным опытом. Это поможет тем, кому довелось столкнуться с ситуацией аналогичной моей, а кого-то. Может быть, удержит от совершения преступления.
Напомню, я адвокат, практикующий в сфере гражданского, административного, уголовного и уголовно-процессуального права. Волею судеб моим мужем стал мужчина, который с 2008 года отбывает наказание в местах лишения свободы.
С этого времени я и мой супруг адекватно воспринимаем факт нахождения именно в тех условиях, которые имеют место быть.
В этот раз продолжу рассказ о том, как осуществляется связь с «зоной» и каким образом можно изменить положение дел.

Ольга Герман
info@serovglobus.ru

Ольга Герман

Первую часть публикации ищи здесь, а также в «Глобусе» № 11 от 13 марта.

Связь с зоной

Константин при помещении в ПКТ (помещение камерного типа – ред.) был признан злостным нарушителем. У него был обнаружен телефон. В решении начальника колонии, судебном решении указывается, что обвинение в совершении проступка основано на показаниях осужденного Л. Однако в материалах дела имеется объяснение осужденного, который сообщает, что он не видел, при каких обстоятельствах был изъят телефон у Константина. Другие осужденные дали объяснения в том, что телефон, изъятый у Константина, хранили они, так как именно у них имелись зарядные устройства.
Перед изъятием телефона один из осужденных предложил Константину произвести звонок. Однако никто из этих осужденных, которые реально хранили и пользовались запрещенным предметом, коим является сотовый телефон, не были привлечены ни к какой ответственности.
Недавно было опубликовано интервью с начальником ГУФСИН Худорожковым, который сообщил общественности, что на территориях колоний имеются таксофоны, что право осужденных на телефонные переговоры не нарушены, а количество телефонных аппаратов должно контролироваться руководителями учреждений. Однако… Не имеется технических возможностей.
Однако, на мой взгляд, общественности не известно следующее. На всей территории Свердловской области, во всех исправительных учреждениях установлены телефонные системы фирмы «КоКоС», которая расположена в Пермском крае. В любой колонии установлен один аппарат этой связи. Связь «КоКоСа» не используется в Свердловской области. Карт оплаты – нет. Возможность попытаться произвести звонок имеется не у осужденных, а у родственников, которые могут зарегистрироваться в интернете на сайте «Родная связь» и оплатить разговор. Однако предоставление даже оплаченного разговора находится в руках сотрудников колонии. Например, супруга осужденного А., оплачивая телефонные переговоры, получала эту услугу не каждый раз. Заместитель начальника колонии иногда «строил из себя барина» и отказывал женщине в этом. При этом осужденный по закону не ограничен в телефонных переговорах.
Думаю, что в Свердловской области имеются коммуникационные сети, которые с удовольствием установили бы телефонные устройства в колониях. Однако только пермская организация воспользовалась данной возможностью. Полагаю необходимым сообщить, что оплата услуг чужой для нас пермской сети была оплачена из средств федерального бюджета, именно – ГУФСИНом Свердловской области.
Теперь на этот вопрос можно посмотреть с другой стороны. В ИК-15 отбывает наказание около 900 человек, каждый из которых имеет право на неограниченное количество телефонных переговоров. В ИК-15 имеется один аппарат. Вопрос: каким образом возможно реально использовать право на телефонные переговоры, если аппарат установлен в комнате, где до 4-х часов в день работают адвокаты с осужденными, а часть осужденных – более 100 человек – работает за пределами колонии весь день.
Поэтому, получая от ФСИН, от ГУФСИН ответы, что права осужденных не нарушаются, я могу только разводить руками.
За все время существования колонии № 15 и других исправительных учреждениях только Константин был привлечен к дисциплинарной ответственности и помещен в одиночное заключение за хранение запрещенного предмета – телефона сотовой связи. Сами руководители ГУФСИН, узнав, что Константин хранил телефон, удивляются и спрашивают: «Прямо так и написано в акте – за хранение телефона?»
Более-менее лояльное отношение к тому факту, что в колониях имеются телефоны сотовой связи, со стороны сотрудников колонии – понятно. У осужденных имеются матери, жены, дети, которые проживают в других субъектах Российской Федерации – это и Самарская область, и Краснодарский край, и Таджикистан, другие республики. У осужденных фактически нет возможности переговариваться по телефону.

О ШИЗО, ПКТ и прочем…

Константин прибыл в колонию № 15 в июле 2009 года. Около 20 дней он находился в карантинном отделении. В этом отделении при прибытии в колонию содержатся все заключенные.
В соответствии с Уголовно-исполнительным Кодексом Российской Федерации, Правилами внутреннего распорядка – вновь прибывшие осужденные должны пройти медицинское обследование, им должны разъясняться порядок и условия отбывания наказания. Это, можно сказать, время для привыкания, к осознанию того, что все, ты – в тюрьме.
Когда Константин вышел из карантинного отделения, его вывели в отряд № 2. Отряд базируется в двухэтажном бараке. Второй этаж полуразрушен. Осужденные – около 300-400 человек – помещены на первом этаже.
Через два дня Константина вызвали в штаб, где ему сотрудник администрации сообил, что каждые два часа надо ходить на проверку на плац. С указанием сотрудника Константин не мог согласиться, так как ознакомился в карантинном отделении с Правилами внутреннего распорядка, в которых записано, что осужденные проверяются 2 раза – утром и вечером, либо в другое время, но 2 раза в день.
Попросил Константин нормативный акт, на основании которого его обязывали являться на проверку каждые 2 часа. Сотрудники сообщили, что приказ секретный…
Продолжение следует.

Официально

Руководитель пресс-службы Главного управления федеральной службы исполнения наказаний по Свердловской области Александр Левченко прокомментировал «Глобусу» текст адвоката Ольги Герман.
– Сложившуюся ситуацию, связанную с недостатком телефонных точек в исправительных учреждениях, нельзя исправить моментально. К слову, в учреждениях ГУФСИН работают таксофоны не только «Родной связи», также действует «Ростелеком», предоставляющие услуги связи, электронных писем и интернет-магазина. Установка новых телефонов ведется. В феврале в ИК-52, что на территории Камышлова, в экспериментальном порядке в каждом из 10 отрядов для осужденных были установлены по одному таксофону «Родной связи». Этот процесс довольно затратный и финансируется компанией.
Думаю, что со временем в сосьвинских учреждений УИС эта проблема будет сниматься. Тем более, что число осужденных там, да и в других районах области, год от года снижается.
Мобильные телефоны и другие средства связи запрещены для использования осужденными. Утверждение о «лояльном отношении сотрудников» неверно. Скажу больше, все, кто «лояльно» к этому относится рано или поздно попадают в разработку Управления собственной безопасности ГУФСИН или оперативных сотрудников УИС и полиции.
Осужденные привлекаются к дисциплинарной ответственности и помещаются в отряд со строгими условиями содержания. Начальник колонии также может поместить нарушителя в штрафной изолятор и помещение камерного типа. Об этом тут же сообщается представителям надзорного ведомства.

Между тем

«Наркотические» бинты и телефон в лаваше

29 марта в 12.15 в комнате приема передач нижнетагильского СИЗО-3 при приеме продуктово-вещевой передачи от жителя Нижнего Тагила был обнаружен и изъят бинт, пропитанный, предположительно, наркотическим веществом. Передача предназначалась обвиняемому в грабеже.
4 марта в комнате приема передач екатеринбургского СИЗО-1 при вскрытии посылки от жителя Екатеринбурга, предназначенной обвиняемому в грабеже, был обнаружен и изъят сотовый телефон и SIM-карта, запеченные в лаваше.
Способ транспортировки удивил даже опытных сотрудников следственного изолятора. Дело в том, что запрещенные предметы были не просто спрятаны, а запечены еще на стадии изготовления лаваша. Несколько слоев термостойкой обертки позволили сотовому телефону благополучно пережить готовку. Однако хитрость не увенчалась успехом, благодаря рентгенотелевизионной установке «Инспектор», использующейся в СИЗО-1 для досмотра ручной клади, посылок и бандеролей.
Ведется проверка.

В пресс-службе пенитенциарного ведомства отмечают, что в исправительных учреждениях ГУФСИН России по Свердловской области активно ведется работа по недопущению проноса в ИУ запрещенных предметов. Одних только сотовых телефонов за прошлый год изъято 775 штук, из них при доставке – 675. И даже хитрые уловки, вроде специально испеченного лаваша с «начинкой», не помогают... Фото: пресс-служба ГУФСИН по Свердловской области.

В пресс-службе пенитенциарного ведомства отмечают, что в исправительных учреждениях ГУФСИН России по Свердловской области активно ведется работа по недопущению проноса в ИУ запрещенных предметов. Одних только сотовых телефонов за прошлый год изъято 775 штук, из них при доставке – 675. И даже хитрые уловки, вроде специально испеченного лаваша с «начинкой», не помогают…
Фото: пресс-служба ГУФСИН по Свердловской области.

 




Поделись новостью в социальных сетях




Заметили ошибку в тексте?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
http://old.serovglobus.ru

Новости Серова в вашем почтовом ящике. Еженедельно.

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными материалами www.serovglobus.ru.

Никакого спама. Все только по делу. Обещаем.

Нажимая на кнопку "Подписаться", вы подтверждаете, что даете согласие на обработку персональных данных.