Вопрос о том, кто и за чей счет должен увековечить память серовского ветерана Великой Отечественной войны не дает покоя его родственникам

Автор 03/08/2014 | Просмотров: 152

Пять минут по тропинкам, заросшим травой и бурьяном. Обувь промокла насквозь – утренняя роса еще не успела высохнуть под солнцем. Плутая между многочисленными оградками, крестами, памятниками и просто холмиками, удаляемся от дороги вглубь кладбища. Останавливаемся на самой опушке возле ограды с двумя могилками. В одной лежит ветеран Великой Отечественной войны Иван Ренжин, во второй – его супруга Ольга.

IMG_0330

Служил в разведке. Жил честно

Иван Васильевич был разведчиком в Великую Отечественную войну. Был заслан на Украину, из всего отряда остался один. После того как выбрался с территории Украины в Россию, попал в руки НКВД и пошел «по лагерям». На войне он получил ранение и как следствие – инвалидность. Жену свою встретил в Серове. Вместе прожили почти 40 лет.

– Жили они вдвоем, экономили на всем. До последнего момента Иван Васильевич все делал сам. Серьезные проблемы со здоровьем начались в 2011 году. Мне соседка тогда его позвонила. Говорит, что пенсию принесли, а попасть в дом не могут – не открывает. Я приехала, мы зашли, а он сидит и встать не может, – рассказывает Ирина Кудрявцева, внучатая племянница Ивана Васильевича.

Скончался Иван Васильевич 15 сентября 2012 года. Похоронили его на кладбище поселка Энергетиков рядом с супругой, скончавшейся пятью годами ранее. Над могилой поставили простой деревянный крест. Именно он и стал предметом спора родственников почившего.

IMG_0327

«Наследство получили – памятник ставить не хотят»

Родственников у Ивана Васильевича осталось мало. Две племянницы – одна живет в Сотрино, другая гораздо дальше – в поселке Черемушки республики Хакасия, да сама Ирина Кудрявцева, внучатая племянница покойного.

– Племянница, которая живет в Сотрино, приехала на похороны, вторая же смогла приехать чуть позже. Наследство все досталось им – дом старенький и сбережения на сберкнижке, сумму я не хочу называть, – рассказала Ирина Владимировна.

Наследниками первой очереди в данном случае как раз и являлись племянницы и то, что они получили наследство абсолютно законно. Ирина Кудрявцева на наследство не претендует. Она хочет только одного – увековечить память деда достойно.

– Так как дед был ветераном войны, ему можно поставить памятник от военкомата, все работы будут оплачены. Но для этого нужны документы Ивана Васильевича, а их нет. Их забрал племянник со стороны жены дедушки. Может тоже рассчитывал на наследство, не мне судить. Нам он документы не отдает, военкомату он документы не отдает, памятник поставить не хочет. Племянницы дедовы тоже памятник ставить не хотят: похоронили, в наследство вступили и все, – сетует на положение дел Ирина Кудрявцева.

По словам Ирины Владимировны, похоронами занимался племянник со стороны супруги Ивана Ренжина.

– Когда Иван Петрович умер, я предлагала свою помощь ему, он занимался похоронами. Но он отказался. Документы после похорон себе забрал, мне не отдает, – рассказала Ирина Кудрявцева.

«Палец о палец не ударила!»

Владимир Некрасов является не только племянником супруги ветерана, но и крестным сыном Ивана Васильевича. Мужчина не отрицает того, что он занимался похоронами.

– У Ивана Васильевича паралич в декабре 2011 года случился. Я с ним постоянно находился с этого момента, – рассказывает Владимир Александрович. – Ирина появилась незадолго до смерти Ивана Васильевича, приходила редко, помогала редко, иногда постирает, полы помоет.

Что касается документов ветерана, то, как утверждает Владимир Некрасов, он их передал в военкомат в сентябре 2012 года, сразу после смерти крестного отца:

– Мы оформили все документы, чтобы памятник поставили. В военкомате сказали, что мы должны заплатить за памятник, но потом деньги нам вернут. Обещали поставить весной памятник, так как зимой работы проводить трудно. Но вскоре в военкомат Кудрявцева пришла, заявила, что я – никто, и отказалась от памятника, – утверждает Некрасов.

«Памятник будет! Это на моей совести»

Ольга Рагозина, в девичестве Ренжина, племянница Ивана Васильевича, проживающая в Сотрино, утверждает, что памятник в ближайшее время установит за личный счет.

– Памятник мы дяде Ване устанавливать будем на свои деньги. Ситуация такая: у нас только дубликат свидетельства о смерти, а оригинал находится у племянника его жены, которая умерла 7 лет назад. И он, этот племянник, не идет нам навстречу.

По словам Ольги Владимировны, сейчас они продают дом и к осени памятник обязательно поставят. Двухлетняя годовщина со дня смерти Ивана Владимировича будет 15 сентября. К этой дате родственники хотят успеть установить новое надгробие.

«Документов нет, но памятник положен»

Не знают, где сейчас находятся документы покойного ветерана и в военкомате.

– Документы нам передавались, но в скором времени мужчина их забрал обратно. У нас есть его роспись об этом, – говорит Эдуард Вивтоненко, военный комиссар по городу Серову, Серовскому, Гаринскому и Новолялинскому районам. – А программа у нас такая есть. Памятники ветеранам Великой Отечественной ставят бесплатно.

Как рассказал военком, родственники и иные лица, взявшие на себя обязанности по увековечению памяти погибшего (умершего), вправе обращаться в любые организации, оказывающие услуги по изготовлению и установке надгробных памятников, с последующей компенсацией своих фактических расходов через отдел военного комиссариата по месту погребения умершего.

В случае отсутствия у родственников средств на приобретение надгробного памятника в отделе военного комиссариата оформляется договор о безналичной оплате организации-изготовителю через Министерство обороны РФ.

– Родственники обращаются к нам с соответствующими документами, мы им на выбор предоставляем список организаций, которые могут выполнить работы по изготовлению и установке памятника. После того, как они выберут, делается памятник, – пояснил Эдуард Вивтоненко. – Если родственники сами установили памятник, за свой счет, то, опять же при предоставлении соответствующих документов, им возмещаются средства, затраченные на установку памятника.

На встрече с серовскими СМИ Эдуард Вивтоненко подробно рассказал о нововведениях в воинской службе по призыву. Фото: Константин Бобылев, "Глобус".

Эдуард Геннадьевич утверждает, что в военкомате на данный момент документов Ивана Ренжина нет. Фото: Константин Бобылев, «Глобус».

За счет средств Министерства обороны РФ производится изготовление и установка надгробных памятников: участникам (инвалидам) ВОВ; ветеранам боевых действий в Афганистане, умершим после 12 июня 1990 г.; участникам ВОВ, умершим после 01.01.2002 г.; награжденным медалью «За оборону Ленинграда», умершим после 12.05.2004 г.; ветеранам боевых действий на территории Северо-Кавказского региона, умершим после 01.01.2004 г.; погибшим военнослужащим по призыву и по контракту после 12.06.1990 г.; ветеранам военной службы, умершим после 12.06.1990 г.




Поделись новостью в социальных сетях




  • такова жизнь

    Проблема давно была бы решена, если бы было согласие между родственниками

  • андрей

    ветерану теперь все равно,какой памятник стоит—родственикам -позор-собачками лаются пусть дальше,друг на друга

  • житель города

    По всему выходит, что тут что-то крутит этот Некрасов, мерзкий мужик.

Заметили ошибку в тексте?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
http://old.serovglobus.ru

Новости Серова в вашем почтовом ящике. Еженедельно.

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными материалами www.serovglobus.ru.

Никакого спама. Все только по делу. Обещаем.

Нажимая на кнопку "Подписаться", вы подтверждаете, что даете согласие на обработку персональных данных.